1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013
99 русских хитов Елена Ванина беседует с Филиппом Киркоровым Советы старейшин Юрий Сапрыкин говорит с Эдитой Пьехой

99 русских хитовЖанна Фриске

В одном из последних своих сочинений Сергей Шнуров поставил Жанну Фриске в один ряд со Стасом Михайловым — и был, конечно, неправ Фотография: Михаил Королев

В разошедшейся широким тиражом кавээновской шутке «Вся страна хочет черненькую из «Блестящих» была только доля шутки. Уйдя из группы, Жанна Фриске сменила цвет волос, но прежняя гиперсексуальность никуда не делась. На чем и строилась дальнейшая сольная карьера певицы: «Ла-ла-ла» — образцовый би­кини-поп, сделанный по принципу «ты просто ходи туда-сюда»; даже осмысленного названия уже по большому счету не требуется.

Жанна Фриске, певица

— Как из участницы «Блестящих» вы стали самостоятельной артисткой с правом совещательного голоса?

— Мой уход из группы прошел достаточно безболезненно и легко. Переломный момент совпал с моим участием в шоу «Последний герой», когда я поняла, что выросла из коллектива. Вернулась и предложила создать совмест­ный музыкальный продукт, но не в рамках «Блестящих». Пока я еще была в группе, мы выпустили клип «Лечу в темноту», но он был слишком модный, и, видимо, его никто не понял. Разорваться на две части было невозможно, пришла пора все силы отдавать сольному проекту. Первым хитом оказалась случайно подвернувшаяся песня «Ла-ла-ла», которую Андрей Губин написал для Киркорова. Когда Губин стал героем программы «Розыгрыш» на Первом канале — ему сказали, что премьера этой песни состоится в исполнении Жанны Фриске. Губин очень смеялся и сказал: «Жанна, давай я тебе эту песню подарю». Мой продюсер ушки навострил, к нему пришел и сказал: пацан сказал — пацан сделал, давай песню. С этой песней вышла одна фонетическая неточность: многим кажется, что я пою «ху ху хуе, я скучаю по тебе» — в интернете полно таких версий. А на самом ­деле — «уе».

— Клип там тоже интересный. Деловой мужчина никак не может освободиться вовремя с работы и прийти в бар за девушкой своей.

— А пришел, и девушке, собственно, он уже не нужен. Это все Рома Прыгунов придумал. Он большая умница, может снимать из ничего. Главное же что — идея. Вот я смотрю сейчас клип «Градусов» на песню, которая в этом году взорвала все радиостанции. Героя просто тащат по дороге — и все. Так же и Рома Прыгунов — креативил, придумывал.

— Вы согласны с тем, что ваша музыка — это такой идеальный саундтрек эпохи мажорных российских нулевых, девиз эпохи благополучия и процветания, когда людей страшно занимают европейские путешествия и приклю­чения на пляжах?

— Это следствие того, что мы все делали легко и в радость. Что называется, for fun. Да еще и деньги за это полу­чали! Мы не делали каких-то умышленных трюков, чтобы появилось больше корпоративов. Наш музыкальный про­дюсер Андрей Грозный не ориентировался на потребителя. Он был абсолютно свободен, поэтому писал музыку в какой-то степени революционную.

— Сейчас как раз много говорят о революции — вы как относитесь к тому, что люди выходят на митинги?

— Я очень далека от политики. Но я вижу то, что творится в социальных сетях, и думаю, что это манипуляция общественным сознанием, кто-то на этом зарабатывает деньги. Только так я это оправдываю. Революционером мне не быть.

— У вас есть песня «Жанна Фриске», в которой сама Жанна Фриске предстает как некий продукт, и вы об этом с самоиронией поете. Каково это вообще — на концерте, ­когда на вас люди смотрят, петь о себе в третьем лице?

— Эту песню очень любят, ее можно здорово обыграть со зрителями в зале. Я всегда приглашаю на сцену зрителей, маленьких детей, которые, кстати, ее очень любят. Эту песню нашел мой исполнительный продюсер Андрей Шлыков, когда у Андрея Грозного был творческий кризис. Нам нужно было что-то делать, куда-то двигаться. Так она внезапно и по­явилась. Не могу сказать, что она стала суперхитом. Но она вызывает у людей умиление.

— Вы еще совместный трек с рэпером Джиганом ­записали. Вам это все интересно — такой романтический ­русский рэп?

— Я никогда ничего не просчитываю. Мне предложили сняться в «Ночном дозоре», мне понравилась идея — я снимаюсь. Позвали кататься на коньках — я встала на коньки. Пригласили в цирке выступать — я тоже не отказалась. Я берусь за все, если мне кажется, что у меня может что-то получиться. Или если я смогу научиться чему-то новому. И то же самое с Джиганом. Я слушала этого парня. Он молодой, красивый. Его любит вся страна, его обожают девочки. Это не серьезный, не социальный рэп, а скорее хип-хоп или R’n’B, но мне очень нравятся эти музыкальные направления. Почему нет? Это огромный пласт молодежной культуры. Джиган, Тимати, продюсер Пашу, который их двигает, — они все приятные, светлые ребята, которые умеют работать. Работать! А это самое главное. И у них заряду, пороху в пороховницах столько! Мне это очень нравится.

— А вы следите за тем, что пишут в комментариях к вашим видео?

— Я мониторю это все, обязательно. Ты не можешь, как солнышко, всем нравиться. Есть комментарии хорошие, а есть комментарии плохие, и к этому я тоже отношусь с пониманием. «Старая корова, жирная, когда она прекратит петь своим писклявым голосом» и все такое. Но когда я выступаю на концертах, я вижу совсем другую картину. Поэтому, когда как-то меня спросили — вам не кажется, что от ваших песен деградирует молодежь, я ответила: зато они улыбаются. Они не достанут ножи и не пойдут кого-то резать на улице.

— У вас сложился какой-то творческий манифест — ­правила профессии для девушек, которые хотят стать ­певицами?

— Здесь как везде. Нужно правильно оказаться в нужном месте в нужное время. Тебе повезет — это 5% успеха. А потом надела лямочку, удила закусила — и пошла пахать. Нужно все делать легко, правильно, с любовью. И очень часто нужно принимать какие-то решения, не думая. Голова — она часто так мешает!

Андрей Грозный, продюсер

«В коммерческой музыке, которой я занимаюсь, не дол­жно быть никакого трагизма, не надо петь на разрыв ­селезенки. О чем должна петь красивая женщина? О том, что ее в очередной раз бросили, все вокруг негодяи и она рвет на себе волосы? Это смешно. Все равно получаются песни о любви. Ну не может красивая женщина петь о голодных детях Никарагуа. Я стараюсь учитывать характер артиста. Жанна — она вот такая, и ей беззаботность ближе всего».

Интервью
  • Екатерина Дементьева