1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013
«Мы вышли в открытый космос» Лидер Padla Bear Outfit Арсений К. разговаривает с Борисом Гребенщиковым Герои 2000-х Юрий Сапрыкин беседует с Константином Эрнстом

Если в кранке нет водыПахом, Фихтенгольц, Горбунов и другие о новых музыкальных жанрах

Фотография: Алексей Киселев

«Афиша» составила краткую энциклопедию музыкальных жанров, появившихся в последние годы, и обсудила их с экспертами.

Экспертный совет

Сергей «Пахом» Пахомов — музыкант, актер, ­художник-перформансист.

Михаил Фихтенгольц — начальник отдела перспективного планирования Большого театра, директор оперного абонемента Московской филармонии, музыкальный критик.

Шура Би-2 — музыкант группы «Би-2».

Евгений Горбунов — музыкант, участник групп Narkotiki и Stoned Boys.

Гипнагоджик-поп

Что это
Он же чиллвейв. По определению автора термина Дэвида Кинана, «психоделия, инспирированная детскими воспоминаниями о 80-х». Главная характеристика гипнагоджика — звук: расплывчатый кассетный лоу-фай, за счет которого и создается ощущение, что музыка является воспоминанием о себе самой.

Представители
Washed Out, Toro Y Moi, Ариэль Пинк, Джеймс Ферраро, Ducktails и пр.

Пример
Toro Y Moi «Blessa»

Шура Би-2: Ну это звучит как обычный инди-поп. По голосу даже похоже на ребят из Empire of the Sun.

Фихтенгольц: Такую музыку я слышал пару раз, когда бывал в «Солянке» во время бизнес-ланча, — там что-то такое крутили.

Горбунов: Это просто трек такой — я бы не сказал, что он типичный для жанра. Есть люди, которым удается этим вот шершавым и бархатистым лоу-фаем очень глубоко зацепить какое-то твое внутреннее ощущение музыки. Вот когда я слушал группу Rangers, у меня было чувство, что я еду к бабушке в Биробиджан из Хабаровска в поезде, и эта музыка играет по радио.

Шура Би-2: Да если б ты ехал к бабушке из Ха­баровска в Биробиджан, там бы «Ласковый май» звучал. Я думаю, за такую музыку тебя бы убили.

Пахом: Я могу сказать так: музыка красивая — значит, люди сейчас тянутся к красивому. А если про лоу-фай… Тут надо понять: это является … или не является? Это некий душевный порыв — или некое структурированное коварство?

Горбунов: Я вот недавно слушал песню «Острова» Преснякова-младшего и понял, что это вполне гипнагоджик, причем прекраснейший.

Пахом: А это вообще свойство русской культуры, когда какая-то продукция через 20–30 лет вдруг соотносится с каким-то новым стилем.

Горбунов: Общая штука гипнагоджика — вот этот лоу-фай и то, что они одновременно из прошлого и из настоящего. Есть даже манифест про то, что они пытаются действовать на твои детские воспоминания и эмоции. То есть фактура уже не звуковая, а какая-то ментальная. И для меня это очень важно, потому что в детстве у меня ощущения от музыки были волшебные — я же не знал, как она делается, почему голос с реверберацией где-то в небе летает…

Шура Би-2: И все, что ты пытаешься сейчас сделать, — повторить свои детские ощущения. Собственно, каждый музыкант этим занимается.

Фихтенгольц (поет): «Детства чистые глазенки…» Обобщая, можно сказать, что это музыка из нашего детства, очень добрая.

Вонки

Что это
Следующая эволюция передовой электроники после дабстепа, вонки уже не столько жанр, сколько метода, распространяющаяся на манер сетевого вируса. Характеризуется ломаным хип-хоповым ритмом, синтезаторным жужжанием и восьмибитными звуками.

Представители
Джокер, Flying Lotus, Гвидо, Hudson Mohawke и пр.

Пример
Joker «Digidesign»

Фихтенгольц: Мне кажется, если бы в Англии снимали сейчас «Приключения Электроника», саундтрек к нему был бы таким.

Пахом: В свое время у меня очень хорошо лег­ла внутри некая разряженность дабстепа, когда в музыке есть некие пустоты. Здесь эти пустоты сохранились, но появилась легкая ирония. А дабстеп — он все-таки на кундалини воздействовал, такое животное, мрачное ощущение.

Горбунов: Ну это, по-моему, чисто английская фишка — сделать бас таким, чтобы тебе хотелось побрить голову. Вот этот трек, по-моему, вообще скучный. Я немножко путаюсь, кто как в этом жанре представлен. Вот есть такой чувак — Расти. Это вонки?

«Афиша»: Расти называют аквакранком. Но аква­кранк — это тоже вонки.

Фихтенгольц: Переведите мне, пожалуйста, все, что сейчас было сказано. Мне понятно исключительно слово «это».

Пахом: Нет, ну смотри, «аква» — это же вода. А тут бульканье: бульк, бульк, бульк. И кваканье.

Горбунов: В общем, круто, когда чуваки вроде Расти напихивают в свой хип-хоп отсылок ко всему, вплоть до прог-рока. Вот у него на обложке новой EP меч огромный разрезает землю, а оттуда неоновое свечение — я сразу вспомнил группу Yes.

Пахом: То есть ничего святого у этих вонков, да? Сраные постмодернисты?

Фихтенгольц: Космополиты безродные!

Шура Би-2: Мне это Crystal Castles напоминает и прочую восьмибитную музыку — я больше нескольких треков выдержать не могу.

Пахом: Когда умрет это направление?

Шура Би-2: Через два-три месяца.

Горбунов: После выхода номера.

Фихтенгольц: Ну может быть, и слава богу.

Витч-хаус

Что это
Он же дрэг. Мрачная шумовая электроника, наследующая одновременно дарк-эмбиенту и заторможенному хип-хопу. Характеризуется замедленным до сомнамбулического состояния битом, волнообразным нойзом и пропущенными через фильтры завываниями.

Представители
Salem, Modern Witch, оОоОО, Zola Jesus и пр.

Пример
Salem «Hound»

Шура Би-2: Мне это напоминает готические вечеринки в середине 90-х. Куча команд играла: кто-то себя называл «дарк-вейв», кто-то — «готик». Два человека на сцене, минимум света, стробоскоп в контражуре — и три гота в зале трутся.

Фихтенгольц: Короче, Людмила Марковна Гур­ченко на помеле.

Горбунов: А мне очень нравится группа Salem и вообще витч-хаус, мне кажется, это самая жи­вучая штука. Сейчас американские инди-чуваки очень сильно подсели на эту мрачную тему, и меня эта шершавая фактура очень привлекает, какая-то глубина в ней есть такая хорошая.

Шура Би-2: Гитар не хватает. Если добавить гитары — получится классическая готика. То, с чего все начиналось 30 лет назад.

Фихтенгольц: Я так рад, что кому-то не хватает только гитар…

Горбунов: Просто сейчас музыку делают люди, которые необязательно должны уметь играть на инструментах. У них есть каоссилятор, в котором достаточно указать тональность и просто тыкать пальцем. Или синтезатор, который достаточно примочить дисторшном, что я лично и делаю.

Фихтенгольц: Я вот слушаю вас, и мне хочется, как в том анекдоте, сказать — раз так все хорошо, почему так все плохо?

Пахом: На это ставка и сделана — что это темная сторона, демонизация. Она лучше всего продается. Мы можем говорить — «Россия», а можем говорить — «жизнь и смерть». Когда есть апелляция в сторону смерти, мрака, естественно, это будет мощнее. Так что эта штука, наверное, больше всего денег заработает.

Горбунов: Не, все эти чуваки ходят в дырявых штанах и плохо питаются. С ними все хорошо.

Кранккор

Что это
Патологический гибрид минималистического хип-хопа юга США и хардкоровой вокальной техники «скримо» (истошный нечленораздельный крик). Очень громко, много автотюна. Поют в основном про вечеринки.

Представители
Brokencyde, Millionaires, I Set My Friends on Fire и пр.

Пример
Brokencyde «Get Crunk»

Фихтенгольц: «От-ды-ха-ем хо-ро-шо!» В общем, понятно: Регина Дубовицкая разбушевалась. ­Вызывает воодушевление. Десять баллов из пяти!

Горбунов: Мне это в новинку, я не знал про кранккор. Вообще, я давно понял, что, если в любую музыку вставить скрим, получится классно. Но здесь что-то не получилось.

Шура Би-2: Если вставить драм-н-бейсовые барабаны, Pendulum получится. Это все откуда-то из той истории. Ну я лично спокойно отношусь.

Пахом: Я сам как слушатель больше поклонник мрачного. Но мозгой я понимаю, что это весело, и хорошо, и есть в этом какая-то позитивность идиотичная. Хотя если в целом размышлять, по­нятно, что сейчас все берется и перемешивается, — получается большой микс культурный. И это, ко­нечно, печально, потому что ощущения талантливости величественной из этого не прет.

Зомби-рейв

Что это
Побочный эффект витч-хауса. По сути, зомби-рейв получается из простой операции по замедлению любой (желательно попсовой) песни в 3, 4 и более раз.

Представители
Mater Suspiria Vision, Михаил О))) (автор замедленного в 8 раз «Владимирского централа») и кто угодно

Пример
Mater Suspiria Vision «Paparazzi (MSV Ghost Drone edit)»

Фихтенгольц: Ой, говна-пирога, тоже мне музыкальный жанр. Это профанация!

Пахом: Не, ну если он заявлен, то это уже музыкальный жанр. А если бы ускорили Круга в десять раз — тоже хорошо получилось бы. Голландская такая трясучка. Ну под наркотики я бы стал такое слушать.

Фихтенгольц: Мне кажется, слишком дорого для этой музыки — еще наркотики покупать, деньги тратить.

Пахом: Да нет, ну ты ж не то что специально готовишься, покупаешь наркотики и гондоны, чтоб музыку слушать.

Фихтенгольц: А, ну если с гондонами — то можно слушать. Это вам дипломированный музыковед говорит!

Горбунов: Ну конечно, интересно ребята придумали. Изобретательность в этом есть, но она ненадолго — и слушать это не очень хочется.

Фихтенгольц: Ни … себе — ненадолго! «Владимирский централ» в восемь раз замедлить — это как симфония Чайковского получится. Тут никаких гондонов не напасешься.

Пахом: Ну это на самом деле жулики, получается. Даже каоссилятор уже не тыкают.

Скви

Что это
Новая скандинавская электроника. Неторопливое минималистичное электро и цифровой фанк с простыми басовыми линиями.

Представители
Дэниел Савио, Pavan, Flogsta ­Danshall и пр.

Пример
Daniel Savio «Street Cred»

Шура Би-2: Это все звучит как восьмибитная музыка или только мне так кажется?

Горбунов: А почему это не вонки?

«Афиша»: Это придумали люди из Швеции и Финляндии, которые накуривались и смотрели клипы Мисси Эллиотт. Но им не нравилось, как она поет, — и они наигрывали сами.

Фихтенгольц: Мисси Эллиотт — это такая толстожопая тетка? Ну я ничего не слышу тут от нее! И вообще — был я в Финляндии только что, не играют там такого.

Горбунов: Они просто Мисси Эллиотт через фильтры своего ума пропустили. Мне вот этот звук понравился — «виззз»! Классный.

Пахом: Эта музыка по характеру, с одной стороны, достаточно холодная, а с другой, в ней пробивается какая-то истерика внутренняя. Она похожа на какого-то зомби специального, есть приятная грань между мертвенной электроникой и какой-то ебанатурцией. То есть она с юморком, но, видимо, со скандинавским действительно.

Фихтенгольц: В общем, такой «Пер Гюнт».

Пахом: Да, такой пердеж.

Шангаан-электро

Что это
Быстрая и суетливая танцевальная музыка из провинции Лимпопо, полученная путем скрещения традиционной музыки народа шангаан (в шангаан-электро важную роль играют маримбы) и современной клубной электроники.

Представители
Mancingelani, Зинья Хлунгвани, Tshetsha Boys и пр.

Пример
Tshetsha Boys «Nwapfundla»

Фихтенгольц: Ну что тут говорить — под это хочется сразу пуститься в пляс. То есть это такая «Кострома, Кострома, государыня моя»?

Шура Би-2: World Music такой, получается.

Горбунов: Я осторожно отношусь к этнической музыке и тем более к экспериментам с современным звуком. Мне кажется, эти чуваки варятся в собственном соку, и для них музыка, в принципе, не искусство. Она как мебель. Мне не хочется слушать чью-то мебель.

Фихтенгольц: Ну вообще, этническая музыка — она и не искусство изначально, безусловно.

Пахом: Мне лично месседж не очень понятен. Он что — декларирует, что все … [круто], что ли? Или тут такой племенной смысл, когда к электричеству относятся как к божеству — и кладут, значит, свои жертвы на алтарь?

Горбунов: Мне кажется, у них месседжа нет в принципе.

Донк

Что это
Агрессивная танцевальная музыка, распространенная в среде пролетарской молодежи севера Англии; смесь хеппи-хардкора с агрессивным рэпом в темпе 150 ударов в минуту.

Представители
The Blackout Crew, а также огромное количество диджеев, выступающих в заведениях Болтона, Уигана, Ливерпуля и Манчестера

Пример
The Blackout Crew «Put a Donk on It»

Фихтенгольц: Я ходил один раз в один безумный фитнес-клуб, и там была такая тренерша Анжела. Так вот она примерно такую музыку потным теткам ставила, и они под нее тренировались. Она еще все время орала: «Квикстеп!»

Шура Би-2: А мне еще напомнило группу Ween, и у них был сингл «Push th’ Little Daisies» — там что-то похожее, только с дисторшном гитарным.

Фихтенгольц: Север Англии — там же мрачные пейзажи, холодные дома, печальные гопники, им нужно немножко растрястись.

Пахом: Вообще, социальная привязка — она сразу обогащает музыку. То есть это для бедных, несчастных, убитых манчестерских предместий?

Горбунов: Я слышал, что есть какая-то софтина, которая из всего делает донк. И мне кажется, что это очень хорошо, — что искусство идет в народ, что любой может сделать трек.

Шура Би-2: Пришел слесарь после рабочего дня, замочил — и на вечеринку!

Найскор

Что это
Тщательно законспирированный и глубоко подпольный российский жанр. Представляет собой комбинацию концептуализма, понятого по заветам группы «Коммунизм», и культуры веб 2.0. Характеризуется фетишизацией трэша, опорой на городской фольклор, любительским и шоковым подходом к звуку.

Представители
«Боровик Ералаш», «Братья Шимпанзе», Grave Nigguz, продукция лейблов «Охлупень» и «Хлопкороб»

Пример
«Братья Шимпанзе» «У Боярского не женское лицо»

Шура Би-2: Какой-то бред. Мне не нравится. Это «Сектор газа», что ли?

Пахом: «Гражданская оборона»!

«Афиша»: Это такой извращенный кавер на песню Летова «У войны не женское лицо».

Горбунов: По-моему, это похоже на «Бременских музыкантов». Когда там погоня.

Фихтенгольц: Мне очень понравилось — прав­да, вступление лучше продолжения. Честно ­говоря, предложенная авторами тема настоль­ко неожиданна и настолько нетривиальна, что мне понадобится некоторое время, чтобы это осмыслить.

Горбунов: Мне не нравится концептуализм в любом виде. Люди делают какую-то ерунду, а потом придумывают, что эта ерунда значит.

Фихтенгольц: Вы так говорите, будто они гимн Советского Союза хотели написать.

Горбунов: Нет. Они просто сделали какую-то ­ерунду. Тот же витч-хаус — видно, что люди какие-то эмоции испытывали и их перенесли на свою музыку. А тут… Это эмоция, которую в данный момент художник решил изобразить.

Пахом: Я поклонник глупостей и идиотизма, доведенного до предела. Но это недотягивает до качественного идиотизма. Потому что если уж ты переходишь грань и начинаешь … [ломать] все, смыслы разрушать, то будь любезен уже той системе ценностей, которую ты принял, соответствовать. Это все-таки глупо со знаком минус, а надо глупо со знаком плюс.

Фихтенгольц: По крайней мере правда то, что у Боярского действительно не женское лицо.

Шура Би-2: Спорно!

Антигруша

Что это
Дилетантская акустика, сделанная мето­дами КСП и выворачивающая КСП наизнанку. Русский вариант антифолка. Термин придуман колумнистом сайта OpenSpace Д.Бояриновым.

Представители
«Лемондэй», «Пес и группа», ­ранние записи Padla Bear Outfit

Пример
«Лемондэй» «Животные»

Шура Би-2: Мне нравится. Куда лучше предыдущего. Тем более антигруша — хорошее название. Я тоже думал — ну вот появится у нас что-то типа своего антифолка?

Фихтенгольц: Ну Грушинский фестиваль — это же от фолка далеко, да? Это же (поет) — «Виноградную косточку в теплую землю зарою…» — вот это, да? Тогда это правильно. Этот стиль имеет право на жизнь.

Пахом: Продукт просто более цельный, чем предыдущий. Голоса противные женские приятные, простота, подача ясная. А это две девки? В грязной посуде ковыряются, протухшие макароны едят? Очень правильное феминное начало. У нас вообще трагедия с женским пением в России. Я это сейчас на чувственном уровне, не анализируя, принял. Может быть, из-за того что я испугался Боярского. Там все-таки претензия проскальзывает, а здесь подкупает отсутствие амбиций.

Фихтенгольц: Хорошо, что этим вы решили закончить вечер. Это, пожалуй, наиболее осмысленное из того, что мы сегодня прослушали.

Горбунов: По-моему, это убожество. Но веселое. Мне нравится текст в припеве. Я вообще всегда за то, чтобы люди себя развлекали, а не думали о плохом, не вешались. Лучше пусть пишут всякие песни, снимают идиотское видео. То есть у меня подход как у мамаши: главное — чтоб не кололся.

Текст
  • Александр Горбачев
Фотография
  • Алексей Киселев