1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Мишаня Impossible Максим Семеляк об альбоме «Мумий Тролля» «Похитители книг» Сердцедер Максим Семеляк о Серже Генсбуре

Мария Тарнавская идет в Константиновский дворец

Константиновский дворец открыт для посещения. Каждый день кроме среды в отсутствие хозяина в него небольшими группами могут проникнуть 90 человек и своими глазами посмотреть на главную дачу страны. Для начала всех кантуют в экскурсионном бюро за пределами территории. Рядом с ним — дворцового типа отель «Балтийская звезда», номера в котором, в зависимости от сезона, стоят от $200 до 1500. Резервировать комнаты стоит заранее. Не потому, что гостей валом, а потому как дня три уйдет на то, чтобы постояльца на предмет благонадежности проверили федеральные службы безопасности. Из экскурсионного бюро группу забирает гид и долго в обход ведет к воротам черного хода резиденции. За время пути посетителей проверяют на «допустимость» и «нормальность» несколько десятков камер.

— Иначе нельзя, — объясняет администратор. — А то мало ли — идет себе симпатичная девушка, а от переизбытка чувств — хряп, и эпилептичкой психованной окажется.

Среди нас переизбытком чувств страдает разве что благообразная старушка, которая то и дело завывает:

— Ох, клеветники, ох, завистники! Ведь он, родной, не для себя, для государства, для народа постарался! Умница внучек!

Приходит экскурсовод.

— Я ваша мама-курица, а вы мои цыплятки. Я всех пересчитала по головам — нас 14 человек, так что, товарищи, ведите себя прилично. Иначе вас накажут. Испугались? Шутка! Вас снимает скрытая камера! Не смейтесь — это уже не шутка. Встали, пошли! Компактнее, товарищи, компактнее!

Маме-курице лет двадцать пять, цыплятам по большей части крепко за сорок.

— Товарищи, это ведь вам не хухры-мухры — мы в парадной резиденции русского президента Владимира Владимировича Путина. Вы должны четко осознавать всю серьезность момента. На первых порах в этом вам помогут служители КПП. Сейчас вас будут просвечивать и прозванивать. Так, у нас проблема. Как вас зовут? Виктор? Товарищи, нашу проблему зовут Виктор. Виктор, почему вы все время звените?

— Я не знаю, ну у меня вот еще… — Виктор, краснея, что-то шепчет на ухо человеку в униформе.

— Железный кораблик на трусах?! — перевешивая автомат с одного плеча на другое, громко повторяет за ним охранник.

— Н-да, Виктор, очень жаль, но сегодня вам в резиденцию Владимира Владимировича Путина нельзя. Подготовьтесь и приходите завтра. Товарищи, внимание, мы прощаемся с Виктором! Теперь нас тринадцать.

Проходим мимо очередного кордона.

— Нас тринадцать! — по-пионерски звонко сообщает пограничнику экскурсовод. Не сговариваясь, замедляем шаг и выстраиваемся друг за другом. Пограничник, шевеля губами, считает до тринадцати и благосклонно опускает ресницы. В резиденции стерильно чисто, ухоженно и тихо. В регулярном французском парке безмолвно копошатся десятки людей. Они окучивают деревья, стригут кусты и сачками вылавливают опавшие листья из каналов.

Мы слушаем историческое введение про то, что, кто, где, когда, как и почему. Выходим к центральному каналу.

— То, чего не сделал Петр, осуществилось по велению Владимира Владимировича Путина. Теперь он в белом-белом смокинге спокойно может подплыть к берегу на белой-белой яхте, пересесть на белую-белую лодочку и приплыть по каналу прямо ко дворцу. В этом месте часто шутят, что у дворца он пересядет на белую-белую лошадь. Но пока что он на лодочке не плавал, а с яхты предпочитает пересаживаться на черного коня шестисотой модели. Товарищ, вы куда это направились?! Вам можно только вот здесь ходить, рядом со мной, вот по этой площадке. Погулять по аллеям? С ума сошли?! Сейчас отправитесь домой в Пермь! Вот, товарищи, грот из туфа, его делали армяне, они работали без респираторов, потому что сказали, что им нужно пробовать камень на вкус. А на другом берегу, видите, толстая труба дымит в Лисьем Носу, ее специально в триколор покрасили, чтобы отсюда было совсем похоже на огромный корабль. Вон на островке стоит павильон переговоров, там Вячеслав Зайцев жен президентов развлекал, показывал им моду, пока мужья совещались. Говорят, что по велению нашего президента к этому павильону идут два подземных хода, но я о них ничего не знаю. Лестница парадная очень специальная — такой маленький подъем ступеней, что по ней можно только по-царски ходить, не сутулясь, вот как мы сейчас. На веранде пол с подогревом, чтобы Владимир Владимирович мог встречать гостей… Ну, кто подскажет?

— В трусах?

— Да нет же, в тапочках. Посмотрите на лифт. Да не лезьте, а посмотрите: карельская береза, мрамор, драгоценная ткань. У нас все — новодел, но по старинным чертежам и рисункам. Экспозицию подарили Эрмитаж, Русский, Военно-морской и Петергоф. Это одно из самых оборудованных зданий в Европе. Все есть, буквально все! Даже часы со спутника регулируются. Вот здесь, прямо на этом месте, стояли два кресла, на которых сидели Владимир Владимирович и Буш. Можете потоптаться, когда я отойду. Полы протирают каждый день, но все равно здесь ступали их ноги. Что они выпивали, я не знаю. А это вот наш хит, так сказать, гвоздь программы: здесь раньше чердак был, а теперь комната отдыха — точная копия интерьера корабля Христофора Колумба. Все!

В гардеробе нам торопливо выдают одежду — мы последние.

— И напоследок, товарищи, как говорил адмирал Ушаков: «Не помолясь, в битву не ввязывайся», — чего вам всем и желаю.

Текст
  • Мария Тарнавская