1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Путем зерна Светлана Кесоян о кофейном буме Один дома Алексей Казаков заказывает на дом клоунов, оркестр и стриптиз с куклами

МетрополисАрхитектурные прогнозы на 2000-е

Восьмидесятиэтажные небоскребы, центры космических развлечений, однокрылые экранопланы, новые спортивные комплексы, гигантские интернет-экраны рядом с Кремлем, третья кольцевая дорога, двухсотметровое здание «Россия». Все это москвичи увидят своими собственными глазами в следующем столетии. Прочитать об этом можно уже сейчас.

Генеральных планов развития Москвы было три. По сталинскому Генплану 1935 года Москва должна была превратиться в столицу мирового пролетариата. По брежневскому, 1971-го, проектировался коммунизм в отдельно взятом городе, символизировавшем страну. Генплан 1999 года больше всего напоминает эпизоды из фильма «Гостья из будущего». Плоские автобусы, которые никуда не ходят. Гоголевский бульвар шириною в площадь. Дома из коралловых рифов и мальчик Коля из шестого «В», пролетающий на флиппере мимо небоскребов, вперед — за гостьей из будущего и ее миелофоном. Тогда даже самым наивным любителям советской фантастики пророчества Кира Булычева казались хоть и прекрасной, но запредельной чушью. Окажется ли Булычев новым Нострадамусом — выяснится примерно лет через пятнадцать. Судя по последнему Генплану, все шансы у него для этого имеются.

Сити — новый центр

Ареал Кольцевой железной дороги. Старорежимные фабричные окраины. Сто лет назад местный ландшафт включал в себя унылые рабочие бараки, закопченные заводские трубы, казармы. В позднесоветское время город перешагнул через кольцевую железную дорогу и стал стремительно развиваться дальше, поневоле оставив в своей черте фабричные зады столетней давности. Теперь, если прогуляться, скажем, в районе Сыромятников между Павелецким и Курским вокзалами, что всего в нескольких километрах от центра, открываются депрессивные виды с помойками и газгольдерными башнями. Во всем мире, особенно в Нью-Йорке или Лондоне, эта трущобная среда довольно резво обживается: на бывших фабриках создаются дискотеки, клубы, галереи, возникают престижные арт-районы. По новому Генплану Москве предстоит пережить нечто похожее.

Не случайно в одном из фабричных районов, за Красной Пресней, располагается самая важная стройплощадка будущего века — Московский международный деловой центр «Москва-Сити», которому суждено существенно изменить облик города.

Современная градостроительная наука придерживается двух противоположных подходов. Первый из них предполагает смелое строительство новых офисных зданий (вплоть до небоскребов) прямо в историческом центре. Это американский подход, принятый также в странах Азии или городах Европы, порушенных войной, к примеру во Франкфурте. Второй подход — возведение нового делового центра в стороне от города: тогда возникает осевая магистраль между старым и новым центром. Это подход Лондона или Парижа. В Москве перемешиваются оба подхода, в случае с Сити применяется парижский. Сити станет вторым центром, а Кутузовский проспект — Елисейскими Полями. Главным опознавательным знаком Сити станет 200-метровый небоскреб «Россия» (выше него в Москве будет только Останкинская телебашня), конечно, вызывающий серьезные опасения у приверженцев традиционного московского пейзажа. Правы они или нет, но в Москве возникнет первая во всей Восточной Европе единая зона деловой активности, не выходя за пределы которой можно и жить, и работать, и отдыхать.

На первом этапе будут построены многофункциональный комплекс «Центральное ядро», подземный торгово-развлекательный комплекс, аквапарк и гостиницы. На строительство всей этой красоты потребуется как минимум $8,5 млрд. Но работа началась. И стартовый объект делового центра «Москва-Сити» уже сдан — это торгово-пешеходный мост «Багратион», первый подобный в Москве и единственный в России.

Третье кольцо

Это кольцо нужно как воздух. Еще десять лет назад на тысячу москвичей приходилось 77 автомобилей. Сейчас их 218. Через десять их будет 300 или даже 330. Между тем уже сейчас 80 процентов московских магистралей исчерпали запас пропускной способности: Садовое кольцо, некоторые набережные и многие другие улицы города. Треть транспорта идет через центр транзитом. Еще брежневский Генеральный план 1971 года, дабы избежать транзитных перевозок через центр, предусмотрел строительство дорог-хорд, прорезающих Москву по сторонам от него. Но периферийные участки этих недостроенных магистралей вскоре погибли под массовой жилой застройкой, а близлежащие к центру составили тот контур, по которому и пройдет теперь спасительное Третье кольцо — символ нового Генплана. Каким оно будет — уже можно представить, если проехать по готовому участку, соединяющему в излучине Москвы-реки Бережковскую набережную и Комсомольский проспект. Трасса строится на глазах: один конец построенного полотна нацелен в сторону Кутузовского проспекта и будущего Сити, другой готов перепрыгнуть через реку и броситься в защищенный Законом об охране природы Нескучный сад.

Собственно, Третьих колец будет два. Первое — общей протяженностью 20 км (еще один его строящийся участок должен пересечь проспект Мира возле Рижского вокзала). Второе Третье кольцо — оно же Внутригородская кольцевая магистраль общей протяженностью 52 км, и путь его повсюду лежит вдоль Московской кольцевой железной дороги. На обоих кольцах ширина трассы составит 8 полос. Расчетная скорость движения —

100 км/ч: из Останкино в Коломенское можно будет лететь со свистом, забыв про осточертевший термин «ездить через центр». Большая часть того и другого кольца пройдет по мостам или тоннелям. Это, конечно, делает трассу дорогой и конфликтной. Если бы она просто заменила полотно железной дороги, было бы проще, но она должна идти рядом, и есть 54 места, где она не может проходить. Это и хрупкий Нескучный сад, и историческая зона в Лефортово — там предполагается прорыть 8-полосный тоннель, как под Ла-Маншем: затея дорогая и не слишком практичная, например, для тех, кому понадобится сворачивать с Третьего кольца именно в лефортовских окрестностях.

По Третьему кольцу будет ходить общественный транспорт, построят пересадочные узлы с линиями метро и железными дорогами. Архитектор Асадов уже выставил десяток объектов, самые свежие из которых — остановки и мосты Третьего кольца. Все стремительное, аэродинамичное и изящное. Почти как в хороших фантастических фильмах.

Транспортное будущее

Судя по разработкам Генплана, нас ожидает невиданное доселе разнообразие рельсового транспорта.

Привычное метро, перегруженное сверх всякой меры, к 2020 году охватит 87 процентов москвичей против нынешних 78. Проблемы с метрополитеном отчасти объясняются тем, что подземка — объект федеральный, а московскому правительству милее собственные разработки. В целом наше метро будет развиваться не в сторону лондонского, представляющего собой одну систему, а в сторону парижского, где способом пересадок соединяются друг с другом разные классы и типы поездов. По малому кольцу Московской железной дороги (ныне оно соединяет все сортировочные станции) пройдет наземная рельсовая дорога вроде парижского RER. Возможно, будет создана система экспрессных линий с новым пересадочным контуром: еще два новых кольца и несколько радиальных линий. На Евровокзал, планируемый возле Сити, будут прибывать скоростные поезда из Парижа и Нижнего Новгорода; сюда же подойдут Белорусская железная дорога и автомост с набережной Тараса Шевченко. Линия СТС (скоростной транспортной системы) «Город — аэропорт» соединит Сити с Шереметьево, Внуково и Домодедово.

Контрастом к скоростным поездам станет юркое мини-метро в историческом центре города. Маленькие вагончики будут двигаться в тоннелях со скоростью всего 25–30 км/ч, останавливаясь через каждые 500 м. Кольцо мини-метро пройдет вдоль Бульварного кольца, радиальные линии протянутся в Лефортово и Сити.

Самая же экстравагантная перспектива — пассажирские полеты над Москвой на экраноплане «Элан»: сделанное по тому же принципу воздушной подушки, что был разработан в 80-е годы для грузоподъемного бомбардировщика, это чудо техники состоит всего из одного крыла и может парить на самой ничтожной высоте. Если усовершенствованная конструкция позволит сделать «Элан» к тому же и мало-мальски бесшумным, то возникнет еще один приятный способ добираться из Шереметьево в город.

Что касается автомобильного движения в центре, то часть его спрячется под землю. Привычные радиусные направления возьмут реванш у колец в тоннелях под Манежной площадью и Новый Арбатом, который тем самым пополнит пока скромный список центральных пешеходных зон. Если Тверская тоже приобретет подземный этаж, чтобы вынырнуть наружу у Белорусского вокзала, портить настроение в пробках водителям придется меньше. И все же рано или поздно автовладельцам придется разделить участь своих европейских товарищей по несчастью: принудительное ограничение въезда машин в центр может избрать либо систему четных-нечетных чисел, как в Риме, либо ввести дискриминацию по литражу, как в Париже, либо кошмарную японскую систему, решающую все проблемы запредельными ценами на парковку в центре. Зато около развязок близ Садового кольца (в частности, под памятником Петру Первому) возникнет много подземных стоянок, откуда, погрустив, можно будет продолжать путь в офис на общественном транспорте.

Окраины

Периферийные районы, что располагаются между МКАД и строящимся Третьим кольцом, на Западе назывались бы «субурбией» — так обозначается зона престижной малоэтажной застройки, окружающей центры больших городов. В Москве эта зона оказалась исторически съеденной 5- и 9-этажками. Особняки новых богатых людей, во множестве возникшие за границами МКАД, так отдалены от города, что могут служить дачами или вторым, но не основным жильем.

Однако несколько таунхаусов (вроде поселка «Золотые ключи» на Рублевском шоссе) уже построены в черте города; постепенно жилые двухэтажные домики должны покрыть устаревшие пространства советской городской периферии. В брежневские времена предполагалось создать в стороне от центра города (в районах вроде Бибирево и Химки-Ховрино) городские образования со своими автономными центрами и сферами приложения труда — увы, реально получились спальные районы. Общественные центры, под которые были зарезервированы большие площади, построены не были (исключение — башня «Газпрома» на Юго-Западе, водруженная как раз на таком месте).

Теперь места этих центров могут занять храмы — их строительство может быть вменено в обязанность любому невинному инвестору. В Москве снова будет сорок сороков.

Но что за вид должен открыться обывателю будущего, вышедшему под благостный звон колоколов на крыльцо своего двухэтажного коттеджа? Самая впечатляющая страница Генплана — это строительство вдоль Третьего кольца восьмидесяти небоскребов. Подобно тому, как сталинские высотки вдоль Садового кольца повторяют в крупном масштабе круг кремлевских башен, новые небоскребы, от 40 до 80 этажей каждый, охватят Москву новым Кремлем третьего тысячелетия. Как раз эти гиганты и помогут расправиться с главным врагом модернизации — массовой застройкой периода так называемого индустриального домостроения. Целый 5-этажный район, будучи снесен, легко уместится в одной высотке, причем останется еще много незанятой площади. Непонятно, правда, согласятся ли жители хрущевки переселяться на 67-й этаж с присущим ему лунным ощущением жизни: на Западе такое жилье противопоказано экологии восприятия, и в Нью-Йорке, к примеру, размещать жилые квартиры выше 40-го этажа запрещено. Возникнут и некоторые проблемы с эксплуатацией: так, сейчас в Москве всего два пожарных вертолета, способных эвакуировать людей с подобной высоты. Тем не менее один такой небоскреб, 40-этажный в Крылатском, уже построен.

Центр

Исторический центр Москвы теперь уже совсем не напоминает советские времена, когда город был практически лишен его основной функции — торговой. Торговлю заменяло управление; вечером, когда закрывались министерства, центр был пуст, улица Горького — пугающе свободна. Кремль от города отделяла огромная асфальтовая река: власть держала дистанцию, диктуя эстетику тоталитарного города — пустого и представительного. Нынешняя Манежная площадь с головой бросилась в эстетику капитализма, заполонив себя потребляющими толпами (их предполагается чуть урезонить, установив на Манежной стометровую Хрустальную часовню из высокопрочного авиационного стекла по проекту Зураба Церетели). Тверская стала улицей спроса и предложения. Постепенно, даже слишком успешно, наш центр развивается в сторону мира.

Поэтому программа Генплана по «обеспечению естественной «живой» городской среды в центральной части Москвы» (согласно которой мертвые зоны, безлюдные в вечерние часы, нужно насытить жилыми домами, гостиницами, местами развлечений, торговли, культуры и сервиса) обречена на успех: она ведома рынком. Центральные районы становятся самыми дорогими, поэтому самыми престижными, поэтому самыми благоустроенными — по законам экономической логики.

Доля жилых территорий достигнет 30–35 процентов, они образуются либо на свободных площадях, либо на месте грузовых дворов, ветхих и аварийных зданий, цехов и складов. Не сбавит своих темпов гостиничное строительство.

На радость просвещенным умам культурных объектов в Москве строится и реставрируется не многим меньше, чем деловых и торговых. К ним относятся и Театральная площадь с Большим театром, которому предстоит долгая реконструкция (но уже готов Филиал), и Третьяковская галерея, которая (по примеру Эрмитажа) распространится до самой реки. Возможно, переедут на новое место музеи Кремля, а заодно и кремлевские реставраторы, издавна селящиеся в алтарях соборов: в план реконструкции Боровицкой площади входит возведение нового музейного здания с огромным интернет-экраном (какого нет даже в парижском Центре Помпиду). Тогда и Кремль, объект одновременно музейный, режимный и культовый, оставит люду один проход на Соборную площадь и вздохнет свободнее: президентской охране не придется страдать от скопища туристов, а верующим, идущим на службу в Успенский собор, — покупать билет в музей.

Следуя завету Генплана «об органичном включении новых объектов в уникальную историческую среду центра», построят стену Китай-города. Отличаться от оригинала она будет лишь в том, что древнерусская стена занимала 5 м в поперечнике, а теперь она строится толщиной в один кирпич, дабы за ней нашлось место торговле и развлечениям.

Рядом с Кремлем реконструируется Пашков дом — Российская государственная библиотека, по ходу работ начиная сильно напоминать новодел. Эту жестокую характеристику уже заслужили многие восстановленные в Москве здания, например Воскресенские ворота, вся вина которых в том, что они придали Красной площади исконно обособленное положение и тем самым разрушили советскую привычку видеть в ней продолжение улицы Горького. Что касается основного проекта прошедших лет, то с ним смирились уже, кажется, и скептики.

Несмотря на архитектурную уязвимость, храм Христа Спасителя занял свое место высотной доминанты в городской панораме. Теперь архитектор Андрей Боков, выигравший конкурс на реконструкцию Острова (за спиной Петра), построит парадный марш на манер Бернини (Москва все-таки Третий Рим): два здания на Острове будут расходиться под углом, открывая пешеходный проход с Якиманки через два моста к храму.

Спорт: аквапарки и фуникулеры

В Москве XXI века будут строиться не только жилье, офисы, церкви и промышленные предприятия. Принято решение о переоборудовании нескольких павильонов ВВЦ в центр «космических» развлечений. В каждом округе столицы началось строительство катков и спортивных площадок.

Налаживаются горнолыжные склоны в Зябликово, Крылатском, у метро «Сходненская», «Нагорная», «Коломенское» и на Поклонной горе. Столичное правительство выделило участок земли на Шлюзовой набережной (напротив Новоспасского монастыря) под строительство «Ледового дома» Ирины Родниной. Строительство начнется в сентябре этого года и завершится в середине следующего: в четырехэтажном здании общей площадью 15000 кв. м разместятся не только катки для фигурного катания, но и корты, бар, ресторан, магазины, мини-гостиница, комплекс спортивной медицины. За статуей Петра I будет сооружен спортивный комплекс «Стрелка».

Главный московский стадион — «Лужники» — уже радует болельщиков ареной международного класса, новыми трибунами, козырьком и проектом выдвижной крыши: чтобы перекрывать поле на поп-концертах или во время футбола в снег. Теперь он должен превратиться еще и в спортивно-оздоровительный самоокупаемый комплекс, дабы служить не только спортсменам-профессионалам, но и массовой физкультуре. В ведении АО «Лужники» находятся теперь Воробьевы горы — на чертежах и макетах не узнать смотровую площадку и спуск к Москве-реке, трамплин и давно почивший эскалатор. На набережной появится часовня. Конкретная дата: в 2002 году заработает водный центр развлечений, который претендует на звание самого большого крытого аквапарка в Европе. Инвестором является швейцарская фирма Iventa, намеренная вложить в проект $150 млн. Высокий (45 м) стеклянный фасад здания будет обращен на Воробьевы горы, откуда до него можно будет добраться на фуникулере (решение о строительстве канатной дороги уже одобрено Москомархитектурой). Прокатиться с водной горки можно будет и в других московских аквапарках, которые планируются на территории Сити, в Филевской пойме, в Серебряном Бору, на Карамышевской набережной и в Нагатино.

Телевизионные, телефонные и другие сети

В XXI веке Московская городская телефонная сеть, входящая в десятку телефонных сетей мира по количеству включенных абонентов, намерена кардинально перевооружаться, окончательно расставаясь с морально устаревшими декадно-шаговыми АТС ради электронных и с вековыми медножильными кабелями ради новейших оптико-волоконных.

К 2020 году в Москве будет 6000 номеров и 65 телефонов на сотню жителей. Драматичные ожидания москвичей связаны с перспективой введения повременной системы оплаты телефонных разговоров, которая ни по кому не ударит так сильно, как по пользователям интернета. Для последних есть утешение: всего $300 в месяц стоит поддержка выделенной кабельной линии для целого дома, сколь бы велик он ни был, и если найти в своем доме 10 интернетчиков, на каждого придется лишь по $30.

Иные заманчивые перспективы у телезрителей: к привычным метровым и дециметровым каналам мы теперь можем прибавить европейские спутниковые, причем заботливо дублированные на русский язык. Развивать систему вещания через спутник стремятся все телекомпании, но обогнал всех «НТВ-холдинг», у которого теперь есть собственный спутник. Обновленная тарелка «НТВ+» (за льготную плату для тех, кто подписался раньше) позволит смотреть около двадцати каналов (их количество постоянно увеличивается), меньшая часть из которых — собственного производства, большая — европейские и американские. Если приобрести тарелку, абонентская плата составит $20 в месяц за базовый пакет — 20 телеканалов. Можно прибавлять еще каналы: спортивные, боевики, ночной канал, тогда абонентская плата может дорасти до $40. Есть и обратная связь: НТВ ведет вещание для русскоязычного населения других стран, жаждущих смотреть NTV-1 (адаптированное для Европы НТВ), «Наше кино» и «Детский мир». Кроме того, многие центральные каналы (ТВ-6, РТР, ТВ Центр, ТНТ и др.) начали вещание в интернете: пусть для телевидения этот способ пока экзотичен, но сайты эти популярны, а новые технологии приближаются к своему повсеместному торжеству.

Этот город обречен на стремительные изменения. Лет через двадцать его будет трудно узнать. Но это совсем не страшно. Ностальгические вздохи здесь ни к чему. Нужно просто запомнить, какой он сейчас. Этот номер «Афиши» поможет в этом как нельзя лучше. Все об утренней, дневной, вечерней и ночной Москве в специальном выпуске нашего журнала.